Битва под Торческом: сражение за два года до Батыева вторжения
Битва под Торческом: сражение за два года до Батыева вторжения

В мае 1235 года произошла битва под Торческом, важнейший эпизод княжеской усобицы на Южной Руси

Южнорусские князья не извлекли в полной мере уроков из опаляющей встречи с монгольскими кочевниками, произошедшей на берегах реки Калка в мае 1223 года. Русские потерпели сокрушительное поражение, но не пересмотрели принципов внешней и внутренней политики. Как пишет Гумилёв, «потомки погибших на Калке князей продолжали бессмысленные войны».

В 1235 году, когда на великом курултае монгольских ханов, проходившем под руководством сына Чингисхана, Угэдея, было принято решение о новом походе на Запад, в том числе на Русь, южнорусские княжества находились в состоянии междоусобной борьбы. Одним из главных объектов борьбы оставался Киев, им пытался овладеть Михаил Всеволодович, князь черниговский, призвавший на помощь северского князя Изяслава с половецкими ордами.

Их противниками были Даниил Галицкий и Владимир Рюрикович, князь киевский, которые за несколько месяцев до этого осадили Чернигов и сожгли посад. Получив половецкую помощь, Михаил Всеволодович с Изяславом двинули свои войска против Владимира Рюриковича и Даниила Галицкого. Битва состоялась у древнего города Торческа, столице «черных шапок» – тюркских вассалов киевских князей. Согласно Галицко-Волынской летописи сражение произошло накануне или в сам праздник Вознесения (в 1235 году Вознесение приходилось на 17 мая).

В лютой сече в какой-то момент дружине Даниила Галицкого удалось развить наступление, но после того как под князем был застрелен конь, галичане были вынуждены отступить, а затем и бежать с поля боя. По сообщению Новгородской летописи галичан погибло без числа, т.е. они понесли тяжелые потери. Владимир Рюрикович пытался укрыться за стенами Киева, но город был взят, в нем сел Изяслав, а его союзник его Михаил Всеволодович сел в Галиче.

Другим более важным следствием сражения под Торческом, как и всей междоусобицы на Руси было то, что она значительно ослабила силы южнорусских князей. Страшное Батыево нашествие Русь встречала разобщенной и истощенной внутренними войнами.

О том была ли готова Русь к нашествию в 1237 монголов под предводительством Батыя, «Русской Планете» рассказал доктор исторических наук Владимир Андреевич Кучкин, руководитель Центра по истории древней Руси Институт российской истории РАН.

«Русская Планета» (РП): Можно ли сказать, что русские князья не извлекли уроков из битвы на Калке?

Владимир Кучкин (ВК): Дело заключается в том, что во время первого столкновения на Калке для русских монголы оказались совершенно неизвестным народом. Из битвы на Калке уроки были извлечены, во всяком случае, в летописании Владимира на Клязьме, отмечаются их перемещения: появление в 1229 году у реки Яик, подход к границам Волжской Булгарии, и разгром булгарско-половецкого войска. Т.е. на Руси после битвы на Калке за маневрами монголов следили.

Это видно также из записок Юлиана, монаха-доминиканца из Венгрии, который в 1236 году находился во Владимире. Из его донесений, отправленных епископу Перуджи, видно, что Владимирский князь Юрий Всеволодович был осведомлен о монголах и о планах их экспансии. Т.е. нельзя сказать, что русские князья проявили беззаботность.

К тому же если смотреть на строительство городов, то в западных русских княжествах Галицком и Владимиро-Волынском в первой трети XIX века было построено гораздо больше крепостей, чем в других, даже более обширных русских княжествах. К монголам относились серьезно, а не беспечно, и нельзя сказать, что русские не учитывали возможного повторного нападения.

РП: А как же быть со следующими утверждениями: Вернадский отмечает, «что Русь жила на время, как бы взятое взаймы, не вполне отдавая себе в этом отчет», Геллер пишет, что на грозное предупреждение русские не обратили никакого внимания, похожие слова имеются и у Гумилёва.

ВК: Это довольно ранние книги, есть более современные, в 2014 году вышлел большой сборник об Александре Невском, там моя статья «Русь в первой трети XIII столетия», в этой статье все прописано.

РП: Могли ли русские рассчитывать на заслонку в виде половцев или волжских булгар?

ВК: Нет, потому что у русских не было точного сведения о численности монгольского войска, а монгольское войско по данным западных источников представлялось примерно так, его численность составляла 135 тысяч отборного монгольского войска и 240 тысяч войска, которое набиралось в процессе завоевания территорий и покорения народов. Относительно 240 тысяч – это вопрос, а 135 тысяч – это достаточно правдоподобная цифра, потому что в поход выступили одиннадцать Чингизидов, у каждого Чингизида была тьма, т.е. 10 тысяч войска, получается 110 тысяч. К этому нужно прибавить отряды знатных вельмож, например, Субедей Багатура и т.д. 25 тысяч воинов вполне могли набраться.

Самое большое по числу городов и населения русское княжество – Киевское в битву на Калку выставило 10 тысяч человек. Если сопоставить человеческий и воинский потенциал Руси и Орды, то будет очевидно, на чьей стороне было преимущество.

Дипломатическая победа, которая никого не спасла Далее в рубрике Дипломатическая победа, которая никого не спасла16 мая 1935 года был заключен советско-чехословацкий договор о взаимопомощи Читайте в рубрике «История» Как убивали Романовых. 18+Исполнилось 100 лет с момента самой страшной казни в истории России. Про обстоятельства расстрела и о лучших кинореконструкциях этой страшной ночи — в материале Русской Планеты Как убивали Романовых. 18+

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»