Игорь Ясулович. Последний из «могикан»
Игорь Ясулович. Последний из «могикан»

Исполнилось 77 лет гениальному исполнителю ролей второго плана, непревзойдённому мэтру пантомимы и подлинному русскому интеллигенту

Актёр, режиссёр и педагог Игорь Ясулович из «старой гвардии» — из плеяды славных мастеров театра и кино, которые обладают невероятным, удивительным даром запоминаться зрителю навсегда. Пусть даже играя, на первый взгляд, незначительную роль, пусть произнося всего лишь два слова. Но эти слова мы помним десятилетиями.  

Текста в его эпизодах и блестяще воплощённых ролях второго плана, порой, было немного. Вот разве что с фильмом «Три сестры», увидевшим свет в 2017 году, повезло. В этой картине Игорь Николаевич играет роль постаревшего Чебутыкина, вложив в работу всю душу и сердце, обнаружив удивительную энергетику, поразительный, неугасающий с годами актёрский потенциал.

Насколько же велико его мастерство, что, пребывая в кадре считанные минуты экранного времени, он навсегда входил в зрительскую память. За счёт чего же? Чуть-чуть дрожащий голос с «фирменным» надрывом и россыпью интонаций. Ясный взгляд. Интеллигентное лицо, каких, увы, всё меньше.

Сегодня в фаворе сильные и наглые типажи, готовые в любой момент отыграть в кадре свою «зубодробильную» роль и «бежать в кассу».

Немного истории!

Игорь Николаевич родом из села Рейнсфельд (ныне – Залесье), что находится в Самарской области. Семья военного морского инженера переезжала из города в город, сменив за короткий промежуток времени Баку и Очаков, Бухарест, Москву, Измаил (Одесская область) и, наконец, поселившись в эстонском Таллине, где уже в послевоенные годы не очень-то привечали русских.

Случалось, эстонские мальчишки писали на стенах домов, где жили советские военные, оскорбительные слова. Они больно ранили юного Игоря, которому, несмотря на статус сына военнослужащего, приходилось учить в советских школах национальные языки республик — то украинский (во время проживания в Измаиле), то теперь вот эстонский.

Всё это возмущало паренька и, одновременно, учило понимать простые истины. Во-первых, насильно мил не будешь. Во-вторых, язык и традиции народа, среди которого ты живешь, чтить, всё же, необходимо.  

Именно в Таллине, когда Игорю Ясуловичу было всего лишь 12 лет, его настигла первая любовь. Девочку звали необычно — Лейла. И, глядя на неё, скромный от природы и хорошо воспитанный мальчик очень хотел произвести впечатление.

Ему мечталось переступить порог школы в красивой форме курсанта Нахимовского училища. Но пришлось довольствоваться существующим при школе драматическим кружком. Там коротала вечера ещё одна будущая звезда отечественного кинематографа — Лариса Лужина. Было ей на 2 года больше, чем Игорю, но посматривала будущая звезда советского экрана на юного «коллегу» несколько «свысока».

Юношеские увлечения проходят. И образ Лейлы вскоре был забыт. А вот увлечение театром осталось. По окончании школы, даже не достигнув 17-летнего возраста, Игорь собрал вещи, сел в поезд и постучался в двери своей московской тёти, проживавшей невдалеке от того места, где сейчас возвышается Останкинская телебашня.

В ходе экзаменов его ожидало горькое разочарование. Уж слишком сильно расходился образ этого утончённого интеллигента с теми типажами простых советских парней (не кочегаров и не плотников), которые полюбились советской аудитории.

Кого с таким лицом играть? «Бесконечного Треплева»? — разводили руками члены экзаменационных комиссий. Да и зажатость паренька из «прибалтийской провинции», представшего перед мэтрами советской кинотеатральной индустрии, дала о себе знать.

В преддверии возвращения домой Игорь старался не унывать. И даже поддерживал тех, кто, как и он, «пролетел» мимо ГИТИСа и ВГИКа. Вместе с рыдавшими навзрыд девчонками, которых «забраковала» приёмная комиссия, он сел в троллейбус и принялся отчаянно балагурить, словно заправский артист, показывая номер за номером из своего «репертуара».

17-летний парнишка не заметил, как на следующей остановке вошли легендарные педагоги-вгиковцы, входившие в состав приёмной комиссии. Это были Александр Александрович Бендер и Гурген Арташесович Тавризян.

Узнав в пареньке «пролетевшего» мимо курса абитуриента, они присмотрелись к нему.

— А ведь хорош? — улыбнулся Гурген Арташесович.

— Если бы он так на экзамене представлял, — пожал плечами Бендер.

— Дадим парню второй шанс?

И случилось чудо! Уже паковавшего чемоданы Игоря разыскали каким-то чудом и… пригласили во ВГИК. Он был допущен к общеобразовательным экзаменам, но «успешно» провалился второй раз.

— Стыдно будущему артисту не знать «Историю СССР», — выставляя Ясуловичу два балла, укоризненно посетовали педагоги.

Но, «товарищ Бендер» и здесь, словно в фильме «12 стульев», пришёл многострадальному интеллигенту на помощь.

— Завтра придёшь сдавать ещё раз! — грозно сказал Александр Александрович раздосадованному пареньку, не знавшему в совершенстве летопись последних 40 лет России. — Только перед тем, как пойдёшь на экзамен, не забудь заглянуть ко мне в кабинет.

Дело ясное. Особенно понравившихся студентов мастера творческих вузов «ведут» в экзаменационные аудитории за руку и вполне могут попросить преподавателей общеобразовательных дисциплин не «валить» ребят на мелочах. Это нормальная практика.  

Будь на месте Ясуловича кто-нибудь другой, то уж он-то, наверняка, воспользовался бы предложением Бендера «составить протекцию». Но скромность, граничащая со стыдливостью, и врождённая интеллигентность молодого человека, которому фатально не везло в это лето, едва не лишили нас, зрителей, счастья видеть Игоря Ясуловича на экране и в театре.

— Будь что будет! — сказал он после бессонной ночи штудирования учебника и перешагнул порог аудитории, где повторно сдавали «Историю СССР».

— Завалится, — глядя ему во след смекнули сопереживавшие ребята и опрометью метнулись в кабинет к «товарищу Бендеру».

Последний возник в аудитории весьма эффектно, когда парень что-то мямлил перед экзаменаторами, вытащив… единственный недоученный билет.

Пареньку натянули «тройку». И потянулись счастливые годы студенчества на курсе у легенды советского кинематографа — Михаила Ильича Ромма.

Игорю Ясуловичу всю жизнь везло с друзьями. В начале шестидесятых ими оказались Всеволод Абдулов, запомнившийся всесоюзной аудитории ролью милиционера-предателя Соловьёва в фильме «Место встречи изменить нельзя» и его супруга Наташа Григорьева.

— Давай познакомим Игорька с Наташкой Егоровой? — озорно предложил супруге 18-летний Сева.

— Давай!

И они весь вечер вдвоём вертели диск телефона.

Наташа была дочерью знаменитого режиссёра и сценариста Юрия Павловича Егорова, который за пару лет до этого снял великолепный фильм «Добровольцы» с Леонидом Быковым в главной роли, а также запомнился нам появившейся спустя много лет картиной о многодетной матери «Однажды двадцать лет спустя» с Натальей Гундаревой.

— Посидим в ресторане, поговорим, я тебя с одним интересным человеком познакомлю! — интриговал Наташу Сева, а его супруга в это время многозначительно кивала и подмигивала, сидя рядом.

Ровно в 7 часов Наташа Егорова ожидала друзей у ресторана, но те «решили опоздать».

— Здравствуйте… — услышала она вкрадчивый голос молодого парня. Обернулась и… замерла, увидев человека с небесного цвета глазами. — Сева и Наташа просили нас занять столик и заказать ужин. Задерживаются немного.

«Немного» затянулось на час. Игорь и Наташа вдвоём сидели за столиком ресторана «Будапешт», расположенного на пересечении Петровских линий и самой Петровки. На следующий день в квартире Наташи Егоровой раздался звонок.

— Какие планы на вечер? — осторожно поинтересовался Игорь. И, словно боясь узнать о занятости «абонента», опередил её ответ. — Мне кажется, если я не буду тебя видеть каждый день, всё это бессмысленно.

К идее их брака родители Натальи отнеслись насторожено. Молодой человек из провинции вызывал у них симпатии. Но… не кроется ли здесь конъюнктурное желание парня, которому едва-едва стукнуло 20, сделать хорошую карьеру в кино?

— Подождите годик, — резонно предложили «предки», полагая, что время — самое эффективное средство для того, чтобы отличить любовь «от чего-то другого».

Игорь и Наташа ждали. Ровно год. А затем всё равно поженились с тем, чтобы больше никогда не расставаться. Их счастливый брак длится вот уже 56 лет.

Первым театром, в штат которого был зачислен в 1962 году молодой актёр Игорь Ясулович, имел загадочное название «Эктемим». Так называлась молодёжная студия пантомимы. В небольшом коллективе, состоявшем из 26-ти человек, Игорь Ясулович был принят на ура. Окончание ВГИКА было «отмечено» двухмесячными гастролями по городам СССР.

— Уехали вчерашними студентами, а вернулись состоявшимися актёрами, —вспоминает об этом времени с улыбкой сам Игорь Николаевич.

На одном из спектаклей актёр допустил поступок, который сегодня был бы воспринят – максимум! – как производственная шалость — поменялся ролями с коллегой, да там умело, так мастерски, что никто из зрителей не заметил «подмены» .

Но врождённая интеллигентность, совестливость, привитая с детских лет, и сегодня заставляют Игоря Ясуловича вспоминать об этом инциденте, как о серьёзной творческой ошибке и… даже предательстве. И в этом весь он.

Когда Игорь и Наталья, всё же, поженились, в их доме не раз собиралась удивительная компания молодых актёров.

— Наташа, ты только не пугайся, — боясь расстроить жену, всякий раз осторожно начинал Игорь Николаевич. И она, выпускница истфака МГУ, примерно понимала, что ей предстоит пережить этим вечером. — Они все придут… — глядя невинными глазами на супругу, говорил Ясулович.

— У нас в холодильнике мышь повесилась, — спокойно и улыбчиво отвечала Наталья Юрьевна.

— Они сказали, чтобы ты не волновалась. Они всё принесут с собой.

И они приходили. И приносили. И праздник, на котором, собственно, не требовалось для «поднятия настроения» что-либо горячительное, кроме чая и торта, бывал прекрасен. Его венчала искромётная пантомима, разыгрываемая молодыми ребятами на дому. И если бы можно было на эти «спектакли-квартирники» продавать билеты, то аншлаг был бы неизменным.

В 1966-м, когда 4 мая у Игоря и Наташи родился сын Алексей, у стен роддома собрались все 26 актёров труппы и… зрительницы, держа на руках маленьких новорождённых «зрителей», прильнули к окнам, наблюдая удивительную картину — играли целый спектакль, понятный без слов!  

Не менее интересно складывалась судьба молодого актёра в кино. Пускай в замечательном фильме «Девять дней одного года» Игорь Ясулович сыграл малозаметную роль молодого учёного-физика по фамилии Федоров, зато именно там он познакомился с великими Иннокентием Смоктуновским и Кириллом Лавровым.

— Просто Лёша, — протянул ему руку человек, исполнивший главную роль в «оскароносном» фильме «Летят журавли», — И можно «на ты», —  добавил Алексей Баталов.

В этих людях не было ненужной звёздности, свойственной многим представителям современной киноиндустрии наших дней.  Они были открыты и помогали перенимать их опыт, знания молодым коллегам, как это делает сегодня профессор ВГИКа Игорь Ясулович, бесплатно снимаясь в каждой дипломной работе своих студентов. Зачем? Ему интересно!

Перечисляя лучшие роли мастера, конечно же, можно вспомнить работы в «Бриллиантовой руке». Помните? Строгая «управдомша», роль которой сыграла блистательная Нонна Мордюкова, третирует худощавого интеллигента за выгул собаки в неположенном месте. «Четвероногий друг» буквально выносит из кадра хозяина, но затем выясняется, что псина на поводке — микроскопический пекинес.

Ну и, конечно же, советская «эротика» — роль инженера Щукина в «Двенадцати стульях» Леонида Гайдая, который не знал, как подойти к молодому актёру, чтобы пояснить: запланированные костюмерами «трусики телесного цвета» будут смотреться нелепо.

Актёр понял режиссёра без слов и снялся, как есть, нагишом. Правда, первая эротика была… не совсем первой. За несколько лет до этого Евгений Леонов улепётывал в чём мать родила от свирепого хищника в фильме «Укротительница тигров».

Эпизод длится меньше трех минут, но… работа, которая выполнена Игорем Ясуловичем, по сути, является сложнейшей актёрской игрой.

Пересмотрите! Как выходит, как ступает босой ногой на грязный пол «свежевымытый» человек в мыльной пене, как поскальзывается, случайно захлопнув дверь, как переживает внутреннюю… трагедию? Именно! Трагедию маленького советского человека, оказавшегося заложником системы, в любой момент имеющей право отключить у тебя электричество, газ, воду и, наконец, перекрыть кислород.

А Электрон Иванович из фильма «Гостья из будущего», который, словно заправский дрессировщик, обращается с говорящим козлом?

— Что с ним делать? — опешил актёр, глядя на «рогатого» партнёра. И циркач, доставивший животное в Московский ботанический сад, где проходили съемки «утопического пленэра 2084 года», сообщил по секрету, что завоевать доверие козла можно… предложив ему сигарету.

Животное чутко реагировало на запах табака (по сути — травы). Обратите внимание: в правой руке актёра зажата незажжённая сигарета. Козёл покорно приник головой и готов к дублю.

— Не сорите! — увещевал персонажей фильма «Мэри Поппинс, до свиданья» парковый сторож Смит. И тут же задавался ностальгическим вопросом о своем ушедшем детстве. — Хотя… Много ли я мог насорить, когда был маленьким? Две-три конфетные бумажки…

Пара слов! Но за ними – вся жизнь и судьба.

С 1964 года Игорь Ясулович был занят в театре-студии киноактёра. В 90-е учреждение было признано нерентабельным. Новая эпоха уносила в небытие огромное количество талантливых актёров. И… работы у Игоря Ясуловича не стало.

Её не было полтора года. Бремя заботы о семье взяла на себя супруга. Был ли период депрессии, сопряжённый с «извечной актёрской бедой»? Нет. Его не было. Игорь Николаевич не заглядывал в бутылку. Он много читал. Занимался домашним хозяйством. Что-то чинил. И знал: в конце любого туннеля бывает свет.

Забрезжил ли он? Эпоха, сменившая «лихие 90-е», едва ли коррелирует с образованностью и врождённой интеллигентностью Игоря Ясуловича. Его общественная позиция не настолько ярко выражена, как, скажем, у Лии Ахеджаковой, Олега Басилашвили и Кирилла Серебренникова, но актёр не скрывает того, что, по его мнению, наша страна в данный момент переживает глубокий общественно-политический кризис.

Однако востребованность Игоря Николаевича бьёт рекорды. В минувшем 2017 году он снялся сразу в семи картинах. Для 76-ти (теперь уже 77-летнего) актёра это — беспрецедентная творческая активность. Особо стоит выделить роль Чебутыкина в современной киноверсии знаменитой Чеховской пьесы «Три сестры», где каждый из героев старше на 40 лет.

Ролей а-ля «Сваты» среди работ Игоря Ясуловича не замечено ни в 2017, ни в другие годы. Невзирая на возраст, сегодня он умело сочетает преподавательскую деятельность сразу в трёх вузах (ГИТИСе, ВГИКе, а также на факультете актёрского искусства музыкального театра) с работой в Московском ТЮЗе, где он служит с 1994 года, неизменно принося своими ролями радость настоящим ценителям подлинного актёрского благородства, мастерства перевоплощения и безмерного уважения к зрителю.

Словом, всего того, что не утрачено и не позабыто сегодня только благодаря актёрам старшего поколения. Невзирая на «предлагаемые обстоятельства», многие из них сегодня остаются в строю, сберегая для нас живительный культурный код утраченной эпохи.

Интернет-издание «Русская Планета» поздравляет Игоря Николаевича Ясуловича с Днём рождения. Желаем долгих лет и новых — интересных и главных — ролей!

Как погиб «Брат» Далее в рубрике Как погиб «Брат»16 лет назад ледник Колка, сошедший с гор в Кармадонском ущелье, оборвал жизнь замечательного актёра, сценариста и режиссёра Сергей Бодрова-младшего. Как это произошло?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»